Народное мнение: санкции повлияют на рынок недвижимости

Как ни старайся держаться от политики подальше, не получается это. Особенно в столь «наэлектризованной» стране, как наша, и в такое неспокойное время. Нельзя жить в обществе и быть свободным от этого общества, и даже самые флегматичные и нелюбопытные люди в последние полгода-год оказались в курсе событий с украинского «фронта» - сначала Крым, потом Донецк и Луганск.

Недвижимости, то есть основной тематики нашего издания, все это впрямую не касалось – если только не говорить об объектах, находящихся непосредственно в зоне боевых действий. Но в последние пару месяцев появился новый аспект – санкции. И те, что наложены на Россию США и ЕС. И те, что введены Россией в ответ против западных компаний. А это уже такие события, которые непосредственно относятся к экономике, а значит, обязательно должны коснуться и рынка недвижимости тоже.

В отношении санкций общество разделилось, об этом мы можем судить, читая записи в социальных сетях, обсуждая тему со знакомыми и родней. Одни категорически отказываются признать их какое-либо влияние на повседневную жизнь. Сыров с плесенью мы не кушаем, по заграницам не ездим, банковских карточек у нас нет – одним словом, никаких таких санкций-манкций мы и не заметим. Другие видят мир в самых мрачных цветах – по их мнению, меры экономической войны вызовут в народном хозяйстве (и повседневной жизни) самые ужасные последствия.

Но есть и оптимисты. Признавая серьезность санкций и тот факт, что на нашей жизни они, конечно, скажутся, эти граждане убеждены в позитивном исходе. Точно по той самой логике, что препятствия только усиливают любовь, а физические нагрузки ведут к укреплению мускулатуры, говорят сторонники данной точки зрения, всевозможные запреты и уход из нашей экономики иностранных конкурентов приведут к тому, что собственное российское производство процветет.

Краткий исторический экскурс их правоту, в общем, подтверждает. В 30-е годы прошлого века отношения СССР с окружающим миром были далеко не безоблачными – и при этом страна стремительно развивалась. Затем была Великая Отечественная война, после война холодная – и снова на этом фоне рост и экономические успехи. А вот когда в 70-е годы началась разрядка, в страну хлынули дармовые нефтедоллары – Советский Союз разжирел, обрюзг и в итоге через полтора десятилетия рухнул под грузом, в общем-то, заурядных проблем…

Но не будем погружаться в пучину этих споров, а лучше спросим у москвичей, как они относятся к санкциям. Покажет ли нам социологический опрос тот самый расклад мнений, который демонстрирует интернет, или нарисует иную картину? Желая докопаться до истины, «Журнал о недвижимости MetrInfo.Ru» провел очередное телефонное исследование.

Первым нашим вопросом было: «Слышали ли Вы о взаимных санкциях Европы и России?». Тут подавляющее большинство ответило утвердительно – что совершенно неудивительно, учитывая масштаб обсуждения темы в СМИ. С ними мы, собственно, и продолжали разговор.

Следующий заданный нами вопрос: «Как вы думаете, эти санкции больше положительно или отрицательно скажутся на экономике нашей страны?». Как видим, тех, кто считает, что положительно, более чем в два раза больше, чем тех, кто думает, что отрицательно - 65% против 31% соответственно. Обратим внимание и на невысокое число затруднившихся с ответом – это означает, что мнение у людей по данному вопросу сформулировано четко.

Затем мы перешли от экономики вообще к недвижимости и спросили: «Как вы считаете, отразится ли введение санкций на цене жилья?». Здесь единодушия гораздо меньше: тех, кто считает, что не отразится, - 50%, а тех, кто думает, что отразится, - в сумме 44%. То есть аудитория делится практически пополам.

Обратимся к конкретной аргументации отвечавших. Начнем с тех, кто уверен, что никаких последствий санкции иметь не будут. Они приводят тот аргумент, что санкции не распространяются на недвижимость. «Это не касается жилья», «это только на продовольствие», «нет связи с этими ценами и ценами на продукты» - примерно такими были здесь ответы.

Люди также убеждены, что у нас хорошие строительные ресурсы, крепкие стройкомпании и вообще стабильная развитая экономика. «Рынок жилья надежно стоит на российских компаниях», «сырье и материалы здесь используются отечественные», «экономика стабильна» - так говорят они.

Иные респонденты черпают свой «оптимизм» (без кавычек тут, наверное, не обойтись) в том соображении, что ценам дальше некуда расти. «Цены выросли настолько, что не на что покупать», «не будет ажиотажного спроса, кризис на дворе» - считают они.

Довольно-таки много опрошенных из этой группы затруднились с объяснениями. То есть верят, но сказать почему – не могут…

Теперь приглядимся к группе, где убеждены, что цены вырастут, это 40% участников опроса. Затруднившиеся с объяснением здесь тоже есть, есть также люди, уверенные в том, что причиной роста цен станут беженцы. «Много приезжих с Украины, мигрантов», «приток людей из зоны конфликта» - такие и подобные ответы звучали здесь.

Также в происходящем винят макроэкономику: «глобальные изменения», «ослабление рубля», «инфляция», - и нашу внутреннюю экономическую политику: «санкции или нет, а цены все равно вырастут», «политический вопрос», «тенденция такая».

Аргументация 4%, уверенных, что цены упадут, сводилась к тому, что «спрос будет маленький», «обстановка напряженная», а «международное положение - тяжелое».

Последний наш вопрос звучал так: «Изменится ли спрос на недвижимость – люди станут активнее вкладывать деньги в недвижимость или, наоборот, будут реже покупать жилье?». Расклад ответов виден на диаграмме.

Те, кто думает, что спрос упадет и люди станут реже покупать недвижимость (53%), уверены, что у населения нет на это денег. «Материальное состояние народа ухудшилось», «тяжелое финансовое положение», «ограничен простой народ в деньгах» - так или примерно так выражалось их мнение.

Называют также отсутствие уверенности в завтрашнем дне. «Нет стабильной ситуации», «упадок в экономике», «обстановка напряженная» - вот их доводы.

Люди говорят и о том, что покупательский спрос снижается из-за ослабления национальной валюты и инфляции: «рубль обесценивается», «снизился покупательский спрос из-за курса рубля», «долговая яма».

А вот из 32% убежденных в том, что спрос на жилье не изменится, многие никак не могут объяснить свою позицию. Те же, чья точка зрения на чем-то основывается, полагают, что квартиры людям нужны всегда – во все времена. «Покупательский спрос есть», «нет санкций на недвижимость», «богатая страна, справимся со своими проблемами» - их аргументы.

Еще респонденты предположили, что покупать недвижимость россияне продолжат, только недвижимость эта будет находиться за пределами России: «богатые будут брать недвижимость за рубежом», «избавятся от квартир здесь, а купят в Черногории».

И наконец люди, предполагающие, что спрос только возрастет, говорили об инвестициях в недвижимость. БОльшая их часть строит свои рассуждения на тезисе о том, что в такие неспокойные времена квартира надежнее денег. «Разумнее хранить свои деньги в недвижимости», «инфляция рубль съедает, а квартиры всегда в цене» - вот их точка зрения.

…Что же касается выводов из нашего исследования, то основываются они на бросающемся в глаза следующем обстоятельстве. При ответе на общие вопросы граждане излучают оптимизм - нам, мол, ничего не страшно. Когда же обсуждение идет вглубь и предлагается ответить более детально, порассуждать – наступает пауза. Верю, но объяснить не могу. А потом вспоминаются и инфляция, и отсутствие у народа денег, и даже неуверенность в завтрашнем дне. Скорее всего, это связано с тем, что люди понимают – прямого действия на их жизнь санкции не окажут. А вот косвенное их влияние ощущаться будет, и усугубляться оно станет неважным положением дел в отечественной экономике, где бал правит сырьевой сектор; противостоять давлению на страну будет непросто. И рынок недвижимости как часть экономики тоже будет подвержен этому влиянию.

Данные журнал www.metrinfo.ru получил с помощью телефонного опроса, проведенного по репрезентативной выборке. Она позволяет отразить мнение населения сколь угодно большого города и выдержать соотношение по полу и возрасту респондентов в зависимости от численности населения в округах Москвы. В опросе участвовали жители города трудоспособного возраста.