Народное мнение: бездомным надо помогать

Народ давным-давно понял, сколь ничтожен может быть человек перед лицом неумолимых обстоятельств, и изрек бессмертное: «от тюрьмы да от сумы не зарекайся». Оттого-то вдоль всего пути, по которому этапировали каторжан, находились люди, делившиеся с ними хлебом. Оттого-то охотно подавали нищим.

Данная статья является справочно-информационным материалом, вся информация в ней представлена в ознакомительных целях и носит исключительно информационный характер.
Оценить квартиру в Москве и Подмосковье – Онлайн калькулятор

Писатель Даниил Гранин вспоминал о своем отце, что тот никогда не рассуждал: притворяются или не притворяются попрошайки, «в самом ли деле они калеки или нет. В это он не вникал: раз нищий — надо подать».

Конечно, очевидно, что современные «униженные и оскорбленные» отличаются от тех колоритных персонажей, что подарила нам мировая литература: от отверженных Гюго, диккенсовских обитателей трущоб, населения Хитровки и босяков Горького.

Собратья отверженных из прошлых эпох были почти исключительно жертвой обстоятельств, почти не имели шанса вырваться со дна и почти все об этом мечтали. Потому-то у нравственно здоровых людей они вызывали сочувствие. Силу обстоятельств и сегодня никто не отменял, но шансы выбраться нынешние бродяги, скажем прямо, используют не все и не всегда. Сочувствовать им заметно сложнее.

Сказать, что проблемой бездомных в России не интересуются и всем на них наплевать – нельзя, это не так. Есть органы социальной защиты, которые занимаются так называемыми «социально исключенными гражданами» по обязанности. Так, например, в столице функционирует восемь центров социальной адаптации.

И есть волонтеры и представители благотворительных организаций, которые делают то же самое и даже больше, движимые совсем другими мотивами. Искренне помогают вот этим людям, которые часто пьяны, больны и пахнут отнюдь не фиалками.

Но совершенно очевидно, что объединенных усилий государства и благотворителей не хватает. Тут важно сделать существенную оговорку, что рецептов решения не найдено ни в одной стране - бездомных и бродяг везде хватает, в том числе и на «цивилизованном» Западе.

И не последняя причина того, что искоренить бездомность не удается нигде, видимо, заключается в том, что загнать бродяг железной рукой в счастье, невозможно. Они сами должны захотеть вернуться в общество, бросить пить, начать работать и т.д.

Тем не менее работу с бездомными везде стараются совершенствовать и добиваться бОльшего эффекта. Вот и департамент соцзащиты правительства Москвы подготовил ряд законопроектов, направленных на изменение сложившейся ситуации с бродяжничеством и бездомностью.

Какие меры они предполагают? Во-первых, бродяги должны встать на учет и получать документ, подтверждающий, что они не представляют угрозу для общества. И раз в полгода подтверждать регистрацию. Во-вторых, с такой же периодичностью нужно проходить медицинское обследование, по результатам которого бродяга может быть госпитализирован, если представляет угрозу для окружающих. Если лицо уклоняется от регистрации, то его сначала привлекут к административной ответственности и отправят на ресоциализацию на два месяца в специальное учреждение.

При рецидиве его задержат на год. В этих «спецучреждениях» будут работать психологи, врачи, людей будут трудоустраивать. (См. «Столичные чиновники предлагают построить в Новой Москве спецучреждения для бомжей».)

Надо сказать, что эксперты, к которым за комментариями обратился «Журнал о недвижимости MetrInfo.Ru», не разделяют веру властей в эффективность перечисленных мер по отношению к бездомных и бродягам. Так, например, Игорь Карлинский, консультант по социально-правовым вопросам Санкт-Петербургской региональной благотворительной общественной организации помощи лицам без определенного места жительства «Ночлежка», считает, что проект «противоречит одному из краеугольных принципов социальной помощи и социального обслуживания – принципу добровольности». Отсюда следует, что без «реальной и эффективной системы добровольной ресоциализации» вводить меры принудительного характера как минимум преждевременно.

На многочисленные противоречия законопроекта указывала и Елена Коваленко, руководитель проекта «Содействие развитию НКО, работающих с социально исключенными категориями граждан». В правовом заключении на один из упомянутых проектов эксперт выразила сомнение в том, что предложенные меры ограничат бродяжничество, если люди после реабилитации все равно должны вернуться на улицу.

И Елена Коваленко, и Игорь Карлинский, говоря о недостатках законопроектов, оценивают их как инструмент для создания системы, осваивающей бюджетные деньги без ожидаемых результатов.

Эксперты рынка недвижимости солидарны с правозащитниками. Ведь они тоже имеют отношение к данной теме: им, как никому другому, хорошо известны истории о том как из-за мошеннических сделок с жильем люди оказывались на улице без квартиры и без денег. Так, Мария Литинецкая, генеральный директор компании «Метриум Групп», считает, что, несмотря на усилия властей, «количество бездомных отнюдь не уменьшается». В отсутствии результатов эксперт видит «банальное нежелание заниматься проблемами бездомных». И она единодушна во мнении с упомянутыми экспертами в том, что принуждение до добра довести не может. И если в принудительном лечении распространителей инфекционных болезней смысл есть, то все остальные мероприятия по ресоциализации бродяг и бездомных требуют прежде всего человечности, потом профессионализма, и уж никак не полицейщины. Как выразился Вадим Ламин, управляющий партнер агентства недвижимости SPENCER ESTATE, «делать это требуется деликатно», «надо быть очень осторожными и в то же время твердыми, понять и постараться использовать зарубежный опыт».

Что же касается обычных горожан, то большинству людей, конечно, не нравится соседство с бомжом, мало кто готов делить с ними подъезд. Однако и их мнение о проблеме неоднозначное. Его-то (это мнение) удалось выяснить журналу www.metrinfo.ru с помощью традиционного социологического опроса.

Во-первых, нельзя сказать, что люди относят эту проблему к числу острейших. Во всяком случае – за развитием событий они не следят. Только 14% опрошенных слышали что-то об инициативе столичных властей создавать спецучреждения для возвращения бездомных и бродяг «к нормальной жизни».

51% респондентов сочли такую меру полезной (более того – 13% считают ее наилучшей мерой для решения проблемы с бездомными), 27% - бесполезной, 22% не смогли выразить своего отношения.

Свои ответы участники опроса объясняли довольно просто. Полезно - потому, что у людей будет крыша над головой, они смогут перезимовать. Часть респондентов видит в бездомных исключительно распространителей инфекции, а в спецучреждениях – надежный заслон гепатиту и туберкулезу. Есть те, кто связывает снижение уровня преступности с уменьшением числа бродяг. Те же, кто счел меру бесполезной, учитывали отсутствие мотивации к возвращению в «нормальную» жизнь, расценивали бродяжничество как образ жизни.

В ответ на нашу просьбу подумать, существуют ли более эффективные меры по борьбе с бездомностью, нежели создание «спецучреждений», подавляющее большинство участников опроса не смогли предложить собственных рецептов – 64,5%. Но 22,5% уверены, что они существуют. В частности, предлагали трудоустраивать бомжей (например, вместо гастарбайтеров), «всех кодировать», разрешить им «жить как хотят». И, конечно, главным виновником наличия бомжей народ называл государство, которое в целом спокойно относится к тому, что часть его граждан живут на улицах.

Но ведь в свое время у нас в Уголовном кодексе существовала статья, запрещающая бродяжничество и попрошайничество (статья 209 УК РСФСР) и предусматривающая наказание до двух лет лишения свободы. И в 1991 году она была отменена. Так, может, стоит ее вернуть, чтобы навести наконец порядок? Об этом мы тоже спрашивали москвичей.

Оказалось, москвичи против. Удивительным образом в народном мнении совпало одобрение создания «спецучреждений» с неодобрением возвращения уголовного наказания за бродяжничество и попрошайничество (47% против, 36% - колеблются). Похоже, москвичи не склонны ставить знак равенства между тюрьмой и «спецучреждением»: только что они считали полезной меру принудительного помещения бомжа в учреждение соцзащиты, а теперь говорят о нарушении прав человека, недопустимости возврата в СССР, жестокости.

Пожалуй, тут нет большого противоречия. Народ воспринял «спецучреждение» как спасительное место для представителей социального дна, а не как место заключения.

В целом же народное мнение по итогам опроса можно сформулировать так: надо что-то делать, люди это понимают не хуже экспертов и социальных работников. Но при этом нужно проявлять волю, терпение и милосердие, а не включать репрессивную машину.

Данные журнал www.metrinfo.ru получил с помощью телефонного опроса, проведенного по репрезентативной выборке. Она позволяет отразить мнение населения сколь угодно большого города и выдержать соотношение по полу и возрасту респондентов в зависимости от численности населения в округах Москвы. В опросе участвовали жители города трудоспособного возраста.